Проба пера: Крестный ход (продолжение)

 

 

 

 

 

 

Колонна двинулась по направлению в Дивеево. Вот только направление это было найдено не сразу. Господь определил так, что  перепутав  дороги, паломники на развилке  повернули не в  Дивеево, а в другую сторону. Встречавшиеся по пути  шествия местные жители вели  себя по-разному. Кто-то, при приближении паломников,  осенял себя крестным знамением и кланялся, кто-то (и таких было большинство) просто с удивлением разглядывал шествие. Вскоре поняв, что сбились с пути, мы повернули обратно и еще раз прошли мимо изумленных жителей.  Совершив, таким образом, крестный ход по деревне, колонна вышла на нужную дорогу. Внутренне организовавшись, все выстроились в одну ровную, но  довольно широкую линию и шли, стараясь держаться обочины, чтобы не создавать помехи для движущегося в обе стороны транспорта.

Радости и энергии ходу  придавала Иисусова молитва, которую пели  паломники.  Для того кто никогда не участвовал в крестном ходе и планирует это когда-либо сделать, остановлюсь на исполнении молитвы подробнее.  Специфика произнесения Иисусовой молитвы во время движения  следующая. Во - первых, она поется. Ритм  молитвы напоминает ритм марша и это позволяет идти всем в одном темпе,  правильно подбирая при этом ногу. Во - вторых, колонна условно разбивается на две части и в каждой части стихийно определяется группа певцов с сильными голосами (два-три человека и, как правило, мужчин), которые солируют, а близидущие паломники подхватывают молитву. В нашей колонне одна группа сформировалась  в конце колонны, а другая - ближе к ее середине. Вы сами понимаете, что идти в достаточно быстром темпе  и петь не просто. Дыхание от ходьбы сбивается.  Для того, чтобы образовалась пауза для восстановления дыхания и существуют две группы певцов. Сначала одна группа поет молитву и затем восстанавливает дыхание, а молитву в это время исполняет другая группа. После окончания молитвы второй группой, ее снова начинает первая.

С Иисусовой молитвой паломники легко, будто на крыльях, двигались к цели  паломничества - Дивеевскому монастырю, вплоть до того момента, когда нашу колонну остановило служебное рвение людей в форме. Но об этом чуть позже, а пока первые полтора часа позади и уже звучит команда: привал.

Стоит отметить, что дождь, который попытался нас напугать с утра, так и не пролился. Солнце взяло верх над ненастьем и ко времени, когда мы остановились на первый привал, оно жарило нещадно. Привал дал всем возможность немного отдохнуть, утолить жажду и охладиться в тени деревьев. На этом привале я обнаружил, что сильно натер стопы, потому что шел босиком, хотя и в удобной спортивной обуви.  На весь последующий путь Господь послал мне это небольшое испытание. Если не начал с первого дня  весь шестидневный маршрут крестного хода, значит, хоть на небольшом отрезке пути, но претерпеть должен.

На  привале  девушка, с которой я вместе нес икону, уступила на время свое место Надежде, которой тоже  хотелось, хоть немного, пронести  икону Святого преподобного Серафима Саровского и в полной мере прочувствовать причастность к событию. Забегая вперед,  скажу, что моя супруга несла икону до конца пути, а молодая паломница, видимо, заметив ее одухотворенное  лицо, не стала препятствовать этому. Вообще, вместе с нами на крестном ходе шли очень разные, но хорошие люди и всех  объединяло одно великое чувство любви к Богу.

До следующего привала полтора часа прошли незаметно. Мы шли дружно в ногу под пение Иисусовой молитвы, и во всех пребывало чувство радости, и хотелось, чтобы это чувство никогда не заканчивалось.

Отдохнуть решили недалеко от развилки, на которой  дорога пересекалась с главной магистралью огибающей Дивеево и идущей на Арзамас.  Колонна остановились в тени придорожного леса. С левой стороны, невдалеке от  места нашего отдыха, виднелась автозаправочная станция, а напротив нее уже начиналась прямая дорога на Дивеево. До посёлка оставалось еще около четырех километров.

Полевая кухня и женщины, которые несли послушание при ней, уже заранее были на месте и накрывали символические столы, расположенные прямо на траве. Люди, помолившись, приступили к трапезе. Есть совсем не хотелось, и я стал искать укромный  уголок, где бы  присесть и просто отдохнуть. Осмотревшись кругом, я увидел в стороне  от принимающих пищу паломников одинокую фигуру отца Агафона. Отче не обедал. Подойдя к нему, и попросив благословения, присел рядом  на траву. В эти короткие минуты отдыха   схиигумен  ответил на  мои вопросы  о теперешнем положении дел в России,  о значении событий в Украине и о возможности восстановления самодержавия в стране.  Он был не многословен и  говорил  тихим спокойным голосом. На  вопросы  давал  краткие, но понятные ответы. Главный вывод из них, что на все воля Божья и промысл Божий есть о каждом человеке. Все будет точно так, как замыслил Господь для нашего блага, надо только довериться ему полностью. А мы, порой, видя путь, который нам указывает Бог, начинаем сомневаться и сворачивать с него, а там или "коня потеряем", или "головы лишимся". Все наша самость. А когда что-то происходит, начинаем к Богу взывать – помоги. И, самое главное, Господь помогает нам неразумным, правда бывает, что и отшлепает нас для профилактики. Но делает это с большой любовью, как порой отец, который очень любит свое дитя, но ставит его разбаловавшегося в угол или ремешком пройдется. Еще одну интересную мысль высказал отче - оставаться наедине с Богом можно не только в глухих пустынных местах, но и в шумных многолюдных мегаполисах. Надо только искренне и глубоко молиться и видеть те знаки, которые Господь посылает нам во спасение.

Время отдыха закончилось и,  ожидая скорого прибытия в Дивеево, крестный ход двинулся дальше. Мысли у всех были уже в Дивеевском монастыре. Люди мечтали, как они пройдут по территории монастыря с иконами, затем расположатся на стоянку в специально отведенном под палаточный городок  месте. После этого, все собирались пойти в монастырь, приложиться к раке со Святыми Мощами Серафима Саровского, помолиться на вечерней службе и исповедаться, чтобы на следующее утро причаститься Святых Таин Христовых.

Вот с такими мыслями и в приподнятом настроении колонна вышла на заключительный отрезок  пути. Иисусова молитва звучала громко и слаженно и казалось нам, что из сердца идут звуки эти и слышны они всем далеко вокруг. И еще, мы очень сильно ощущали, что вместе с нами в колонне идет сам батюшка Серафим и от этого на душе у всех было светло и празднично.

Паломники пересекли магистраль рядом с лукойловской заправкой и вышли на дорогу, ведущую к Дивеево, которая сначала сделала крутой поворот направо, а затем стала прямой и ровной. Вдали, вдоль дороги уже виднелись жилые дома сельчан.  На этом повороте произошел интересный случай,  о котором расскажу  подробнее.

Мы шли по правой стороне дороги, а на противоположной стороне, чуть впереди, вдруг резко затормозили два «крутых» внедорожника и из них вышло несколько крепких молодых людей «кавказской национальности». Размеры этих людей, как и их автомобилей «внушали уважение». Они быстрым и решительным шагом направились к нашей колонне. Не знаю, как другие, но я внутренне собрался и готовился дать отпор любым проявлениям национализма и, даже, если нужно, сложить за это свою голову. Вот оно, подумал я, это и есть мое предназначение в жизни. Но мне, маловеру,  был преподнесен хороший урок. Эти крепкие парни подбежали к началу колонны, перекрестились,  встали на колени  и стояли до тех пор, пока над ними не пронесли все иконы. Кстати сказать, очень немногие из людей, встреченных нами на пути, поступали также как эти православные братья "кавказской национальности".

Мы уже шли по Дивеево, и все больше людей выходило из своих домов, чтобы увидеть крестный ход. Когда колонна проходила мимо небольших частных гостиниц, из них выходили постояльцы, прибывшие на праздник, и приветствовали нас. Среди них были  и священнослужители, осеняющие паломников крестным знамением.В хорошем настроении и с пением молитвы мы приближались к монастырю. Вот уже невдалеке показались его стены, а перед нами неожиданно " вырос" полицейский блокпост, перекрывающий дорогу к центру поселка "неблагонадежным" людям, от которых, по мнению светских властей, можно ожидать неприятностей во время проведения праздничного богослужения.  К моему великому удивлению, к таким людям были причислены и мы.

Волны благодати и духовной радости разбились о волнорез человеческого непонимания и служебного рвения. Мы достаточно жестко были остановлены людьми в форме. Нам объявили, что пропускать в Дивеево будут только по паспортам или иным документам.  Стройная колонна развалилась. Иконы были поставлены на траву возле дороги, а люди сбились в кучу, пытаясь как- то отреагировать на это требование. Паспорта оказались лишь у некоторых, остальные даже не подумали, чтобы их взять с собой на крестный ход. Дивеево не закрытая зона, да и документы во время долгого пути могли потеряться или прийти в негодность. Все наши доводы и уговоры не возымели действия на правоохранителей. Кто - то показывал на иконы и убеждал, что это сильнее любых документов, а те в ответ привели веский аргумент, что у нас на лбу не стоит печати о том кто мы такие.  Сразу вспомнилось пророчество святого апостола Иоанна Богослова  о печати на челе с числом зверя во времена апокалипсиса. Говорить с этими людьми и взывать к их совести сразу расхотелось.

Паломники остались стоять на жаре и обдумывать свое положение.  Всем очень хотелось еще сегодня побывать в монастыре, и было принято решение погрузить иконы, хоругви и кресты в микроавтобус, который сопровождал колонну, а самим разместиться в небольшой частной гостинице со свободными местами и в близлежащих частных домах. Но это не решало проблемы  прохода в центральную часть Дивеева для тех, у кого не было паспортов.  Полицейские предложили тем, у кого нет документов, подождать приезда спецавтобуса, чтобы увести таковых в отделение полиции для выяснения личности. Люди были вынуждены согласиться на это, однако автобус очень долго не приходил. Тем временем, кто - то  из паломников нашел номер телефона митрополита  Саранского и Мордовского Зиновия. После звонка, митрополит Зиновий  предпринял активные действия, и на блокпост поступил сигнал от начальства с приказом всех переписать в отдельный список и пропустить. Вот так просто решился этот вопрос, но для этого потребовалось продержать людей много времени под палящим солнцем.  А если бы не вмешательство митрополита…

А далее все было очень хорошо. Придя в Дивеево, мы первым делом направились к святому источнику, чтобы снять с себя усталость и переживания прошедшего дня. Какое же блаженство я испытал, когда вошел в воду  святого источника, освященного в честь святого Пантелеимона.  Я окунался и окунался, не чувствуя   холода, и  казалось, что вокруг меня вода закипала. Наконец, весь  «внутренний жар» вышел наружу, и я поднялся по ступенькам уже полностью обновленным. Такое же чувство испытала и супруга. Когда она  вышла из дверей купели, то  вся светилась и улыбка долго не сходила с ее лица.  Мы медленно шли от источника к дому и были абсолютно  счастливы.  Все испытания дня были позади и, побольше бы их для  смирения.

Остаток дня провели в спокойном душевном состоянии. Почитали необходимые для причастия каноны и молитвы. Сходили в монастырь, где сразу около десятка священников принимали исповедь у паломников,  прибывших в Дивеево на праздник, и исповедались. На следующее утро на Божественной Литургии, при огромном стечении народа, мы причастились Святых Таин.

Целый день мы в благодушном настроении ходили по территории монастыря. Уезжать не хотелось.  Наверное, видя это, Господь в час нашего отъезда из Дивеево послал   чудесную встречу, которая на несколько часов  задержала отъезд, но разрешила  еще некоторые терзавшие нас вопросы.  Но это уже совершенно другая история.

Мы же уезжали от батюшки Серафима  умиротворенными и с большим желанием вновь посетить Дивеево.

Спасибо Господи за все!


Назад к списку