Вечная память священнику Александро – Антониновской церкви в Селище Павлу Острогскому, расстрелянному в Казахстане 13 декабря 1937 года

Павел Федорович Острогский принадлежал к семье потомственных служителей церкви. Его пра – прапрадед поп Савва (1662 – 1723) служил в Никольском храме с. Боговского, Макарьевского уезда Костромской губернии. Древнее название села – Острог, что означало пограничное укрепление.

После окончания Костромской Духовной семинарии в 1898 году Павел Острогский становится учителем церковно – приходской школы на своей родине – в селе Прискоково, Красносельского уезда. Епархиальный училищный совет отметил «отличался выдающимся усердием к своему делу».

В 1901 году Павел Острогский рукоположен в священники и определен на место священника к Николаевской церкви с. Трестино, Костромского уезда.

В 1904 году за отлично – усердную службу и доброе поведение награжден правом ношения набедренника.

С 1906 года состоял членом благочининского совета.

С 1906 по 1908гг. избирается депутатом съезда духовенства.

С 1909 года являлся законоучителем Давыдовской земской начальной школы.

С 1901 года при Никольском храме с. Трестино действует общество трезвости.

В 1913 г. священник Павел Острогский награжден бархатной фиолетовой скуфьей, а в память 300 – летия дома Романовых получил «сребропозлащенный крест и бронзовую медаль».

Отец Павел участвовал в работе Костромского церковно – исторического общества.

В 1917 году отец Павел был переведен на служение в Кострому в домовую церковь во имя благоверных князей Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина Ярославских при богадельне Чижова.

Вскоре отец Павел приглашен преподавать Закон Божий в Коммерческое училище, а в 1918 году училище закрылось, и отец Павел был определен на священническое место к Предтеченскому храму в Костроме, где он прослужил до 1921 года. После был переведен в Александро – Антониновскую церковь в Селище, ставшую местом последнего служения перед его арестом и ссылкой.

В 1923 и 1930 годах отец Павел был дважды арестован за контрреволюционную агитацию, но был освобожден, дела были прекращены.

После 1917 года были трудные времена для церкви. Закрывались храмы, арестовывали священнослужителей. Церковные праздники сопровождались разнузданными антицерковными компаниями, сбрасывались колокола. В этих условиях значение настоятеля Александро – Антониновской церкви отца Павла Острогского было исключительно высоко. Отец Павел продержался на посту благочинного церквей Костромы почти четыре года, являясь ближайшим сотрудником обоих сменившихся за это время на Костромской кафедре архиепископов: Священомучеников Димитрия (Добросердова) и Никодима (Кроткова), Архиепископов Костромских и Галичских.

Несмотря на трудности, отец Павел продолжал служить в храме с усердием и любовью к пастве. В книге «Церковь святых мучеников Александра и Антонины Римских в Костроме» изданной в 2010 году, приводятся добрые воспоминания прихожан о своем священнике. Отец Павел постоянно посещал отдаленные деревни прихода, проходя десятки километров пешком, причащал младенцев, выступал против вступления в колхозы, укреплял православную веру.

Новый этап в жизни о. Павла начался в 1933 году, когда в Селище на жительство после ссылки приехал епископ Макарий (Кармазин), ныне прославленный Русской православной церковью в Соборе новомучеников и исповедников Российских, и по просьбе святителя Никодима о. Павел находит ему жилье.

Опальный епископ Макарий ежедневно посещал Александро – Антониновскую церковь, постепенно вокруг его сложился круг близких людей, периодически встречавшихся как на квартире владыки, так и в доме о. Павла.

В 1934 году в Селище приехал еще один гонимый – бывший профессор Московской Духовной академии Николай Ильич Серебрянский. Отец Павел и для него нашел жилье по просьбе святителя Никодима.

В период служения о. Павла благочинным служителей церкви постоянно арестовывали, ссылали, сажали в тюрьмы, отправляли в лагеря, а их семьи бедствовали. По благословлению святителя Никодима в начале 1933 года о. Павел создал при храме Александра и Антонины Римских нелегальную кассу для помощи ссыльному духовенству и их семьям, в которую поступали отчисления из всех городских церквей, что, впоследствии, ему вменилось в преступление.

В этот же период о. Павла постигло большое горе: 22 июня 1934 года в г. Новосибирске расстрелян его 30 – летний сын – Серафим, обвиненный к принадлежности к «контрреволюционной диверсионной группе», впоследствии, естественно, его реабилитировали.

Каждый шаг поселившихся в Селище «бывших» контролировался НКВД и осенью 1934 года начались аресты: 30 сентября 1934 года арестован епископ Макарий, и через несколько дней, ночью 8 октября в своем доме в Селище был арестован протоиерей Павел Острогский, обвинен по статье 58 пункт 10 Уголовного кодекса. Владыка Макарий и отец Павел были перевезены в Иваново, во внутреннюю тюрьму управления НКВД. Арестантов отправляли под конвоем на поезде, и многие жители Селища пришли проститься с ними. Заключенные в окнах вагона улыбались и махали руками, когда поезд тронулся, все провожающие плакали и махали вслед поезду руками (воспоминания современников).

На следствии отец Павел Острогский держался стойко. На одном из допросов от 11 октября 1934 года он сказал: «Советскую власть я считаю властью антихристовой – безбожной, посланной нам за грехи наши, как испытание». И далее «Я являюсь сторонником такого государственного строя, который бы поддерживал религию как силу, способствующую национальному единству. Это мое настроение и определение я не скрывал, и скрывать не намерен».

Отца Павла сослали на 5 лет в Казахстан на железнодорожную станцию Чу, в Чуйском районе, Алма-атинской области. Его супруга Елизавета Александровна последовала за ним и прожила с ним почти до самого конца, пока мужу не ужесточили режим содержания и ей предложили уехать.

22 ноября 1937 года Чуйский районный отдел управления НКВД по Казахстану выписал ордер на обыск и арест отца Павла. Он был заключен в камеру предварительного заключения на станции Чу. За время прохождения ссылки на станции Чу ему вменялось: «Проживал в Чуйском районе на станции Чу КССР, среди населения вел антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий Партии и Советского правительства. Нелегально занимается исполнением религиозных обрядов».

Постановлением Чуйского РО НКВД Острогский Павел Федорович приговорен к расстрелу.

13 декабря 1937 года приговор был приведен в исполнение. Сведений о месте захоронения не имеется.

В 1957 году Джамбульский областной суд отменил приговор 1937 года и прекратил дело отца Павла за отсутствием преступления, а 27 апреля 1989 года прокурор Костромской области Б. И. Дмитриев утвердил заключение о реабилитации селищенского священника по делу 1934 года.

Память о протоиерее Павле Острогском хранится в Александро – Антолниновской церкви, возносится молитва об упокоении ревностного делателя нивы Христовой, претерпевшего лишения, гонения, клевету и страдальческую кончину, вместе с бесчисленным множеством клириков и мирян, взошедших на Российскую Голгофу минувшего столетия.


Назад к списку